Татьяна Долгих

 

К Александру Владимировичу Суровцеву с большим уважением относятся не только в деревне Красное, где он живет, но и во всем Пружинском сельском поселении. Участник Великой Отечественной войны, большой труженик, добрейшей души человек, гостеприимный хозяин.

...В гости к ветерану накануне Дня Победы мы пришли с социальным работником Светланой Ивановной Лялякиной, которая помогает ему по хозяйству уже много лет. Еще с порога они обнялись как родные люди. Александр Владимирович с радостью встретил и меня. Поблагодарил, что не забываем о нем.

Дороги фронтовые

– Родом я из поселка Тростяное Водопьяновского района Воронежской области, это недалеко от деревни Красное, – рассказывает Александр Владимирович. – Трудное у меня было детство. Мать не помню, она умерла, когда я был еще младенцем. Отец уехал на заработки в другую область. А я жил у родных тёток: то в Тростяном, то в Красном.

О том, что началась война, 14-летний подросток узнал в Москве, живя в семье родственников, где зарабатывал на кусок хлеба, работая охранником на станции. Пришлось вернуться в родные края. Здесь пареньку нашлась работа в колхозе «Комсомолец». Пахал на лошадях, убирал урожай, выполнял другую, порой непосильную работу, ведь рук мужских очень не хватало. Работали в основном старики и дети. Мужчины призывного возраста воевали.

Опубликовано в №56-57

Татьяна ДОЛГИХ

 

Почти через сорок лет после Великой Отечественной житель села Пружинки Иван Прохорович Филатов, прошедший службу в действующей армии, получил удостоверение участника войны.

Гвардии рядовой. Когда бывший сержант пришел оформлять «пенсию», выяснилось, что у него нет этого важного документа. Скромный фронтовик только тогда и узнал, что ему давно полагалась такая «корочка», дающая право на ветеранские льготы.

...Когда немецко-фашистские захватчики напали на Советский Союз, Ивану Филатову едва исполнилось четырнадцать лет. Из его родного казахского села Герасимовка, что в Алакульском районе Алма-Атинской области, стали уходить на фронт мужчины призывного возраста. В числе первых повестку из военкомата получил его отец, Прохор Васильевич, вслед за ним в действующую армию призвали его младших братьев. Домой вернулся только Прохор.

В ноябре 1944-го получил повестку Иван, в 17,5 лет став курсантом 30-го учебного стрелкового полка, который располагался в башкирском селе Валкино. И уже через три месяца состав с молодыми бойцами направился в Монголию. Как отмечает Иван Прохорович, с первых дней нахождения на Дальнем Востоке стало понятно, что война с Японией неминуема.

Опубликовано в №56-57

8 мая в школе села Вешаловка состоится торжественное открытие мемориальной доски памяти советского вое-начальника, генерал-полковника Романовского Владимира Захаровича.

Торжественное мероприятие по увековечиванию памяти ветерана Великой Отечественной войны состоится при поддержке регионального Центра подготовки граждан РФ к военной службе и военно-патриотического воспитания населения Липецкой области.

Романовский Владимир Захарович родился 30 июня 1896 года в селе Вешаловка в крестьянской семье. На военной службе с 1915 года. После окончания курсов в учебной команде в 1916 году – старший унтер-офицер. Участник Первой мировой войны, командир взвода 8-го пехотного полка на Румынском фронте.

Опубликовано в №56-57

Елена Бородина, воспитатель детсада «Чебурашка», с. Боринское.

 

Долгие годы в деревне Алексеевка Боринского (ныне Липецкого) района проживала обычная деревенская семья Четвертковых.

Так и не увидел дочери. Глава семейства Иван Алексеевич и его жена Александра Макаровна трудились в колхозе. Их дочь, 11-летняя Анна, училась в Васильевской школе, а шестилетний сын Николай играл в «казаков-разбойников» с соседними ребятишками под присмотром дедушки и бабушки. Александра Макаровна носила под сердцем третьего ребенка.

Жили мирно, и ничто не предвещало беду. А она пришла, и не только к ним, а ко всему народу – Великая Отечественная война... И уже 7 сентября 1941 года Александра Макаровна провожала своего Ивана Алексеевича на фронт.

Опубликовано в №56-57

Валентина Павловская

 

Петр Михайлович Берестнев из села Подгорное – из поколения, которое сломало хребет фашизму и восстановило страну из руин.

Ратная служба. Он скупо рассказывает о своем фронтовом пути – стерлись из памяти названия многочисленных населенных пунктов, через которые шла его стрелковая дивизия, но не исчезли воспоминания о том, как в небольшом немецком городке услышал весть о долгожданной победе, как водружали флаг над административным зданием.

О военном лихолетье Петр Михайлович вспоминает с горечью. К моменту начала войны ему оставался всего месяц до 15-летия. Отец и старший брат Александр, как и другие мужчины села Пады Ленинского сельского поселения, ушли на фронт и погибли, а он остался главным помощником матери, за старшего в семье, где кроме него осталось еще 4 детей.

Опубликовано в №56-57

Автор этих стихов – Леонид Борисович Богуславский. По образованию инженер-строитель, посвятивший много трудовых лет строительству НЛМК, ныне пенсионер. Сейчас живет в Крутых Хуторах.

В детстве Леонид Борисович был активным участником экспедиционного клуба «Неунываки». Вместе со сверстниками, под началом взрослых, занимался поисками останков погибших во время Великой Оте-чественной войны воинов. На знаменитой высоте «Огурец», близ села Ломигоры (Воловский район) ребята-поисковики установили обелиск в честь погибших здесь солдат. Тому времени и своему отношению к теме войны наш автор посвятил эту поэтическую подборку.

Опубликовано в №56-57

В годы Великой Отечественной войны в ряды Красной Армии был призван 12961 житель Липецкого района.

На полях сражений погибли 9728 человек и 87 мирных жителей.

На территории района 19 воинских захоронений: 11 – военной поры, 8 – после 1945 года. В них покоятся останки 73 защитников Отечества, имена известны лишь 27.

Два самых массовых санитарно-госпитальных захоронения времен войны – на кладбище в Студеных Хуторах, всего 40 человек, их имена неизвестны.

На сегодняшний день в Липецком районе проживают 13 участников и инвалидов Великой Отечественной войны.

Опубликовано в 2019

Жительница села Новодмитриевка Ольга Сергеевна Махова получила поздравление к 90-летию от Президента России Владимира Путина. Письмо юбиляру вручили заведующая отделением Центра соцзащиты населения Надежда Балалыкина и глава сельского поселения Сергей Захаров.

За чашкой чая именинница, растроганная до глубины души, рассказывала о нелегком детстве, опаленном войной, и послевоенной разрухе, о тяжелой работе в годы военного лихолетья, о том, что не хватало одежды и продуктов питания. В старом барском доме в годы войны располагался госпиталь, куда привозили раненых солдат, и она вместе с другими подростками приносили для них из дома молоко в махотках, делали перевязки.

– Приходилось хоронить солдат, умерших в госпитале, и тех, которых оставляли из проходящих мимо станции Чириково эшелонов, – утирая слезы, вспоминает Ольга Сергеевна.

После войны Ольга Сергеевна вышла замуж, родила и воспитала 4 детей, 25 лет работала дояркой в колхозе имени Кирова. За многолетний и добросовестный труд удостоена звания «Ветеран труда».

Опубликовано в 2019

Уроженец села Грязное Федор Павлович Мелихов прожил трудную жизнь. За свои 75 лет он многое испытал. Матери лишился в младенчестве. Рос и воспитывался под присмотром отца и старших братьев. Но в 1934-м ребята остались и без отца. Горя им тогда довелось хлебнуть вдоволь.

Один за другим уходили его братья на действительную службу в армию. В октябре 1939-го пришел черед и Федора. Служил в Сибири, получил военную специальность минера-подрывника. Участвовал в советско-финской войне. Был ранен разрывной пулей в руку – «финская кукушка» подцепила. Выздоравливал боец в госпитале под Ленинградом. Подлечившись, вернулся в свою часть, а тут вскоре и войне конец.

Но в 1941 году нагрянула другая война – Великая Отечественная. Вот что вспоминает ветеран:

– В первые дни войны мы оказались около Пскова. Фашисты тогда здорово прижали нас. Пришлось отступать, чуть ли не до самой Москвы. Здесь собирался оборонный кулак, и после распределения по родам войск я попал под Смоленск. Нашему взводу было приказано заминировать поля вокруг города. Мины мы укладывали шахматным порядком. Многие остались лежать на том поле. Я остался живым.

Видно, под счастливой звездой родился Федор Павлович. После этого воинская судьба распорядилась так, что его назначили командиром взвода. Задача – прикрытие отступающих частей и уничтожение вражеских разведчиков.

...Взвод занял оборону на небольшом из пятнадцати дворов хуторе. Место для наблюдения удобное. Немцы не заставили себя долго ждать. Пьяные, в нательных рубахах, они в полный рост повалили на хутор. Взвод отбил две атаки фашистов, а перед третьей наших бойцов атаковали 12 бомбардировщиков. От хутора практически ничего не осталось.

* * *

Бомбежка не прекращалась. Федор Павлович лег за станковый пулемет, начал строчить по немцам. Дом, в котором он находился, перекосился. В руку вонзился визжащий осколок фугаса. Затем через дверь избы влетела зажигательная граната. Все в пламени. Загорелась шинель, а тут ещё подвернулась нога. Мелихов кинулся из этого кромешного ада к окну, заложенному кирпичами. Но сил выбраться на волю уже не было. И все же он нашел какую-то лазейку, чтобы покинуть пылающий дом. Отполз шага три и впал в беспамятство...

Хорошо, что ветер отгонял от него огонь. Очнулся Федор Павлович от нестерпимых болей в голове. Живого места на нем не было – обгорели руки, ноги, лицо. Слышалась немецкая речь. «И если пойдут «трофейники», то в живых не оставят, обязательно добьют», – мелькнуло в сознании Мелихова. А ведь так хочется пить...

Чудом добрался Федор Павлович до речушки. Окунулся в воду и вдруг услышал разговор на родном языке. На другом берегу была наша разведка.

– Я приподнял голову и дал знать о себе, – продолжает рассказывать Федор Павлович. – Разведчики успокоили и пообещали вскоре вернуться за мной. И действительно, вернулись. Один из них набрался мужества, разделся (а дело-то было в октябре) и вплавь переправил меня через речушку. Несли Федора Павловича по кустам на шинели. Принесли к командиру, а тот посмотрел и говорит: «Где вы этот чурак обгоревший подобрали?». Потом вызвали врача. А мне хотелось только кричать от боли и пить. И я снова потерял ориентиры. Еле-еле помню, как везли меня на машине, кормили размоченными в воде сухарями. А ведь мы были в тылу у немцев. Разведчики связались с передовыми частями наших войск, договорились об одновременном наступлении с обеих сторон. Сражение было выиграно. Помню только урчание моторов да крики «Ура!». По дороге в кузов машины добавлялись наши раненые и убитые.

* * *

Короткой оказалась для Федора Павловича минувшая война. До января 1942 года он лечился в московском госпитале, а в феврале гарнизонная комиссия признала его инвалидом. Но свой святой долг по защите Отечества Мелихов выполнил до конца.

Вернувшись в родное село, фронтовик работал начальником призывного пункта. Жизнь помаленьку налаживалась. Федор Павлович женился, появились дети. После Дня Победы работал в школе военруком, затем перешел в колхоз. Трудился, несмотря на инвалидность, до семидесяти пяти лет, пока начальство почти насильно не отправило его на отдых.

Ветеран награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны, многими медалями. Он один из четверых братьев вернулся в родной дом. Хочется высказать искреннюю благодарность Федору Павловичу за то, что он, не щадя сил и здоровья, честно защищал наше будущее, нашу мирную жизнь.

Вера Вигель, библиотекарь, с. Грязное.

Опубликовано в 2019

Есть вещи, которые многие видели только в кино. И, тем не менее, вещь узнаваема, она – символ...

Воскресным июньским днем 1941 года, в 12 часов 15 минут по московскому времени страшным известием оглушили страну черные «тарелки» уличных репродукторов. Они висели во дворах, на стенах домов, изб, на уличных столбах. Люди услышали голос министра иностранных дел Василия Молотова: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну...».

С этого дня репродукторы не выключались ни днём, ни ночью, люди боялись что-то пропустить. Все следили за ходом событий: и дети, и взрослые.

Вместе с народом Советского Союза «тарелка» прошла всю войну. День за днём, минута за минутой голосом Юрия Левитана, которого Гитлер считал своим «врагом номер один», она сообщала о горечи поражений, тяжести утрат и радости побед. Всего за 1418 дней вой-ны Левитан озвучил около 2000 сводок Совинформбюро и свыше 120 экстренных сообщений. Люди в тылу собирались под репродукторами, чтобы услышать передачи «Слушай, фронт! Говорит Москва», «Письма с фронта» и «Письма на фронт», приказы Верховного главнокомандующего и радиовыпуски газет.

Трансляционные узлы в прифронтовой полосе позволяли солдатам оперативно получать информацию о положении дел на других фронтах. Радио имело неоценимое значение для поддержания боевого духа солдат.

В Ленинграде уличные динамики передавали сигналы воздушной тревоги и «отбоя», оповещали о вражеских авианалетах, буквально спасая людей от смерти. Они поддерживали связь осаждённого города с остальной страной и организовывали повседневную жизнь ленинградцев. Стук метронома, передаваемый по радиосети и доносящийся из черных «тарелок», звучал для жителей Ленинграда как биение пульса непокоренного фашистами города. Если радиопульс был 60 ударов в минуту, значит, все спокойно, если учащённый – жди бомбёжки или арт-обстрела. В первые месяцы блокады на улицах северной столицы было установлено 1500 громкоговорителей. В мае 2002 года на одной из улиц питерцы торжественно открыли памятный знак блокадному репродуктору, посвящённый подвигу тружеников ленинградского военного радиоэфира и подвигу всех ленинградцев. Вплоть до окончания Великой Отечественной войны из динамиков страны звучали слова, ставшие символом эпохи: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами». А когда фашистские захватчики были разгромлены, страна услышала из репродукторов радостную весть о Победе.

Опубликовано в 2019
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 Следующая > Последняя >>
Страница 1 из 3
Яндекс.Метрика